Перейти к содержимому

Garcev

Пользователь
  • Публикации

    1541
  • Зарегистрирован

  • Посещение

Все публикации пользователя Garcev

  1. Добрый вечер! Краткая предыстория. Выбрала жена себе в интернет-магазине куртку (Alpha-L Primaloft), но в наличии не было. Подписался на уведомление, в пятницу пришло. Оформил заказ, но, понятное дело, выходные. Сегодня с утра звонок — извините, но на складе нет. Ну, думаю, хорошо хоть что-то остаётся неизменным в нашем быстро меняющемся мире... И вот вечером опять звонок. Девушка-менеджер говорит — искала весь день, не может быть, чтобы не было — и нашла! А жена уж и расстроилась — подарок на ДР пропал. Но вот я, поросёнок, забыл спросить, как девушку-менеджера зовут... Может, есть возможность выяснить, кто оформлял заказ № 135146? Хотелось бы выразить благодарность менеджеру, не бросила в беде. Подозреваю, что она оформляла и предыдущий мой заказ № 134257, тоже очень внимательное и вежливое отношение.
  2. Добрый вечер! Несколько странное описание к воротникам от куртки М4...
  3. Добрый день! Крайне редко теперь бываю с Сети, и на форуме в частности. Месяц — это слишком много. Примерно две недели, если нужно точно — поищу свой путевой дневник. В личке Вам ответил.
  4. Года три-четыре не был на форуме... Но новый сайт ушиб крепко, а где ещё выразить своё удивление? Ну, а раз уж зашёл, то как же не заглянуть в Курилку, поделиться чем-нибудь. Это было давно, 5 мая 2017-го. Копирую так, как публиковал тогда в ФБ. Может, пригодится кому такой опыт. ------------------------------------------------------------------------------------------------ «Именно весной медведь, лишённый свежей зелени, становится самым опасным хищником северной тайги...» © Михаил Кречмар «Мохнатый бог» Прошлый год на Каръязъярви был провальным. Гоняли штук двадцать уток по загубинам, пытаясь высмотреть селезня... да и рыбалка тогда не порадовала. Но в этом году на севере в майские праздники делать было просто нечего, ибо снега даже под Петрозаводском было по уши, и мы снова направляемся в Долину Смерти. Однако на Каръязъярви можно проехать только на снегоходе, и мы вспоминаем о „точке пересечения миров“, о которой я недавно рассказывал — о Куккозере. Озеро полностью покрыто льдом. Бедные редкие утки пытаются хоть где-нибудь приткнуться, хоть в какой-нибудь придорожной канаве. Чистой, открытой воды просто нет. Ну что же, раз мы „пролетели“ с рыбалкой и охотой на селезня... может, боровая? Поздно вечером одинокий тетерев подаёт голос в той стороне, где пять лет назад мы слышали хороший ток. Ладно, с утра походим по лесным дорогам, благо лесорубы некоторые из них зимой проходили КаМАЗом с отвалом, и они оттаяли. Мы с Вадимом берём свои стволы, а Сергей, приехавший ко мне в гости из Питера, рюкзачок с коробкой сухого красного вина и пармезаном — завтра в обратный путь, и крепкие напитки нам противопоказаны. Проходим мимо болота. Тетерев продолжает голосить. Вадим пытается пройти напрямую, а я отправляюсь по дороге в обход. Наши попытки, судя по всему, не остаются незамеченными и он замолкает... Пройдя по дороге ещё километра четыре мы поворачиваем назад и решаем подождать и перекусить у этого болота. Расположившись на обочине, мы громко перешучиваемся, смеёмся, Сергей начинает доставать из рюкзака стопки. В это время я слышу со стороны болота какой-то хруст. Обзор заслоняет ствол обломанного дерева, но между стволом и сломанной вершиной я вижу, как в нашу сторону быстро несётся что-то мохнатое, большое и светло-коричневое. Причём пеленг у него взят верный. Срабатывает рефлекс, и я ору во весь голос: — Ты куда это, гад?! А ну, пошёл отсюда! Медведь останавливается примерно в 20 метрах, но уходить не спешит. Не оборачиваясь, прошу Вадима: — Выстрели в воздух! Вертикалка грохочет и медведь кидается в сторону. Однако, отбежав метров сто, он снова останавливается и оборачивается к нам. Снова ору: — Я тебе сказал, иди отсюда! Хвост прострелю! Вадим снова стреляет в воздух и медведь быстро уходит. Всё, надо линять. Идём по дороге в ту сторону, куда убежал медведь, видим его следы, пересекающие наши и уходящие на другую сторону, и только тут у меня начинается что-то вроде мандража. Мы обедаем, и после небольшого отдыха решаем пройти про оттаявшей отворотке. Примерно через три километра натыкаемся на свежий медвежий след и решаем — хватит на сегодня приключений! Разворачиваемся и быстрым шагом идём назад. Однако буквально через 300-400 метров видим несущегося нам навстречу медведя. Гораздо крупнее и темнее первого. Опустив голову к земле и слегка наклонив её влево он несётся по нашим следам. На этот раз нам даже не успеть скинуть ружья с плеча и я опять ору: — Кому сказал, пошёл отсюда! Достали вы сегодня! Он поднимает голову и резко останавливается. До него метров 30, он пролетит их за пару секунд. Но что-то в его голове срабатывает, он поворачивается вправо и перелетает сугроб на обочине. И всё. И пропал. Редкая поросль осины и ольхи на месте вырубки, снег, видимость с километр, но этой тёмной туши нигде не видать! Вечер совсем уж перестаёт быть томным и мы с ружьями наизготовку, постоянно оглядываясь, быстрым шагом направляемся к лагерю. Хотя что могут сделать этой машине „тройка“ 12-го калибра и биатлоновский патрон?...
  5. Добрый вечер! Зашёл в личный кабинет (нужно было уточнить по последнему заказу) и чуть кондратий не хватил... История заказов и спиок мечт перенесётся в будущем со старого сайта или жизнь начинаем с чистого листа? Номер дисконтной карты неизвестно какой, поправил, скидка всё равно 0%. Навигация и т.п. — это дело техники, правится по ходу. Больше всего пока интересует наследственность.
  6. Garcev

    Юмор

    Наверное, всё же в юмор, хотя кому-то это смешным и не покажется. У тех прошу прощения заранее. Не особо увлекаюсь добычей дичи с помощью разнообразных ловушек и капканов, разве что зайчика да нутрию... Но представление в общих чертах об их разнообразии и конструкции имею. Несмотря на это, заказал я на Озоне книжку „Умные охотничьи самоделки. Это просто!“ — знаний лишних не бывает, а что же у умных людей не поучиться полезному... Примитивизм изложения слегка насторожил, а отсутствие графических иллюстраций конструкций некоторых ловушек расстроило. Ну, да ладно, всё понятно — „авторы“ перелопатили журналы и другие книжки, скомпилировав некое пособие. Но пара охотничьих приёмов меня так поразили, что не могу не поделиться: Вдруг кому-то пригодится, когда придёт белый и пушистый... Привожу дословно, с сохранением стилистики. .1. Способ, при котором птица ловит охотник, голова которого замаскирована тыквой, называется «ловлей на тыкву». Применяется для ловли на воде. На голову надевается сухая пустотелая, с небольшими отверстиями для глаз тыква, и вокруг разбрасывается ещё несколько штук, для отвлечения внимания птицы. В таком обличье охотник должен подплыть к стае водоплавающих птиц и схватить их под водой за лапы. Если вода в водоёме холодная, охотник может укрыться в шалаше, сплетённом из веток. При этом птицу придётся добывать при помощи лассо, палок и другого подручного материала. 2. Морских и водоплавающих птиц можно ловить «на бутылку». Для ловли таким способом необходимо бутылку заполнить наполовину водой и укрепить на её горлышке несколько петель, замаскировав их ветками. Бутылку привязать к берегу прочной леской и отпустить «в плавание». При попытке сесть на бутылку птица может угодить лапой в петлю. Что-то как-то на ум сразу пришёл недавний гадский праздник с почти матерным названием... точно, в перечне использованной литературы значится книга Кэри Банкса „Путь ковбоя“. Всё, плету лассо, буду учится птиц ловить. Сначала на соседских гусях потренируюсь. А как подумаю, сколько я стеклотары даром выкинул...
  7. Garcev

    Угадалки

    Забавно. Надо семью будет озадачить. 7-3=4 7+3=10 7*3=21 Дальше аналогично.
  8. Garcev

    Юмор

    На тему дня ВКС. Баян нагло утянут из ФБ. - Ключъ настард протяшко адин! - Прятяшко первый нах! - Аземуд тризта! (в этот момент половина компьютеров Пиндагона начинает дымиться) - Баигалоффко гатов! (все полиглоты Омерики роются в словарях) - Афтар, жги! - Пашол! - Ну че там? - Писят сикунд палет намана. (пиндосы ищут на часах цифру "писят") - Где летим? - Над Хобаровзгом! (Google Maps закрываются на профилактику) - Скороздь? - Пицот! - Зачот. - Где ща? - Пралитайэм акийан (все географы Соединенных Штатов Пиндостана рвут карты и волосы на жёппе) - Чо как? - Нидалед. - Низачот. - Ну, ниасилели. - Фсем превед. Несмотря на "нидалед", вера в собственные возможности "Пиндагона" подорвана бесповоротно. Джордж Буш просит у Сената два квадриллиона долларов на новые компьютеры и щоты. Америка в трансе. Русские победили.
  9. Garcev

    Юмор

    Превратности навигации... А ходит этот бедолага под флагом Нидерландов.
  10. Garcev

    Угадалки

    А цифры? А спецсимволы? Конечно, всё зависит от требований к уровню сложности пароля, но элементарные требования к безопасности запрещают использование для паролей легко угадываемых комбинаций и слов.
  11. Garcev

    Угадалки

    Второй вопрос довольно элементарен. Как сисадмину мне приходится помнить кучу различных паролей, начиная от активного оборудования, заканчивая серверами и виртуальными машинами. Причём одинаковых быть не должно, а требования к сложности жёсткие. Положение требует хранить каждый из паролей в запечатанном и опечатанном конверте в сейфе, но не будешь же каждый раз вскрывать конверт с составлением кучи сопутствующих бумаг... Использование специальных программ-хранителей не спасёт отца русской демократии. Короче — русские фразы/слова в английской раскладке, нет? Например, «3Gjhjc`yrf» (3Поросёнка). В парных паролях (public-root) можно использовать логические связки слов.
  12. Garcev

    Юмор

    Ну, если верить Полу Андерсону, то их штаб-квартира на Камчатке. За рулём, случайно, не Элис была?
  13. Garcev

    Юмор

    Утащил картинку, попробую сделать наклейку...
  14. Что такое балаклава Как город в Крыму стал головным убором. Слову «балаклава» больше сотни лет. Разумеется, город в Крыму, а ныне один из районов Севастополя, получил свое название (от турецкого «рыбье гнездо») гораздо раньше – в XV столетии. Но, если спросить, скажем, британцев, что такое balaclava, то большинство ответит: вязаный шлем, закрывающий шею. Этот головной убор популярен среди военнослужащих, спортсменов, а с недавних пор – в связи с акцией Pussy Riot – и среди радикальных панк-феминисток и тех, кто их поддерживает. Но при чем тут предместье в Крыму? В Крымскую войну 1853–1856 годов Севастополь упоминался в прессе чаще, чем сегодня Багдад или Триполи. А осенью 1854 года весь мир узнал и о Балаклаве: 25 октября в окрестностях города атака знаменитой Легкой бригады англичан на русские укрепления обернулась тяжелым поражением, элитные части британской кавалерии понесли катастрофические потери. Плачевно в том году обстояли дела у английских войск и со снабжением – совсем тяжело пришлось солдатам и офицерам с наступлением зимы. Вязание теплых вещей в пользу фронта стало тогда хорошим тоном в лондонских гостиных, и особенно эффективными оказались шлемы с прорезями для лица. «В последующих войнах, которые вела Великобритания, эти шлемы уже назывались балаклавами, и спрос на них был весьма высок», – отмечает Линда Ньюингтон из Саутгемптонского университета. Страница из английского пособия по вязанию времен Первой мировой войны. А в конце ХХ века круг замкнулся: «рыбьи гнезда» стали носить на голове бойцы российских подразделений специального назначения – так турецкий топоним, позаимствованный англичанами, вернулся в новом значении в русский язык. National Geographic:
  15. Немного о снаряжении. В принципе, всё сплавовское снаряжение видно на фотографиях и опознаваемо. Под маршрутным костюмом „Panzer Super Light“ — термобельё „Arctic“ (в воде и на воде) или „Active“ (в остальное время, когда Арктик сохнет). „Супер лайт“ ещё раз подтвердил свои замечательные свойства — прочность, лёгкость и очень быстрое высыхание. В кармане анорака постоянно лежал фотоаппарат Pentax Optio WG-1, в том числе и под водой, когда мы шли по Талой. Нижнее бельё Comfort Merino wool — замечательная штука! Рюкзак Terrain Light 120 вместил вещи двоих человек, палатку, коврики и спальники. Спальник Trial Light, кстати... В очередной раз спасала рюкзак от воды хронически отсутствующая в продаже накидка из тафеты. Вот что я сразу несколько штук не взял?! В качестве радиального и для ручной клади в аэропортах использовался „Self-pocket“ — это вообще наиболее часто используемый мною рюкзак, особенно на охоте. Палатка Targus-2 первой версии. Однажды утром я обнаружил, что петля оттяжки на козырьке „распустилась“ Что ещё... Коврики Surfing Mini, пончо, шляпы с накомарником, гермы компрессионные, гермопланшет. Особо хочу отметить гермосумку „Duffel“ — очень прочную и вместительную. Для подзарядки аккумуляторов спутникового телефона, фотоаппаратов и т.п. был взят накопитель на сменных Li-Ion аккумуляторах „Вампирчик-Цифра“ и универсальный зарядник типа „Лягушка“ для Li-Ion аккумуляторов 3,7 В. Сам накопитель сначала подзаряжал от солнечной батареи, но потом солнце пропало. Впрочем, ёмкости аккумуляторов накопителя хватает надолго — четыре зарядки аккумулятора фотоаппарата разрядили накопитель всего на 40 процентов (у накопителя есть микропроцессор с индикацией режимов). Через автомобильные ЗУ от солнечной батареи подзаряжались так же мобильные и спутниковый телефоны. --------------------------------------------------------- А теперь антиреклама — не берите вот эту тушёнку! Мяса едва 50% от объёма, а состав — УГН СПХ. Хорошо, что мы только две банки взяли на пробу.
  16. Не успели мы в Дудинку съездить... там как раз день города был, но нам улетать на другой день утром надо было... Ничего, через пару лет есть мысль всё же на Собачье попасть, глядишь — и в Дудинку сложится попасть.
  17. Нет, не праворулька. Если память не подвела — фольксваген. Кстати, я там обилия праворулек не заметил, в отличии от Иркутска, например.
  18. Пасмурное утро по мере нашего приближения к Норильску сменилось солнышком, ветер стих и Таймыр подарил нам последний подарок. Идти по Норилке было сплошное удовольствие — по течению, полный штиль, солнышко согревает озябшие тела... Но по поверхности плывут в изобилии крупные шмели, вероятно, не выдержали похолодания. Добравшись до гостиницы и заинтересовав администратора своими бородами и мокрыми костюмами, закупили юколы из оленины, нефильтрованного «Золота Путоран» и по очереди отогревались в ванне. Горячая ванна — это неимоверный кайф после всего перенесённого! Оставшиеся дни посвятили Норильску. Мы всё-таки увидели северного оленя! Я впервые увидел тротуары шириной с проезжую часть. Я обещал рассказать о такси в аэропорт. Самолёт вылетал из Алыкеля в 8:40, ехать туда примерно минут 30-40. Разумеется, приехать надо заранее, чтобы успеть не только пройти регистрацию, но и сдать в САБ ружьё, тоже процедура не быстрая. Была мысль приехать в аэропорт с вечера и ночевать там, но администратор гостиницы „Норильск“ нас отговорила: — Что вы волнуетесь? Закажите такси, они за вами в 5 утра приедут. Звоним диспетчеру: — Хотим на утро такси в аэропорт заказать. Но нам бы пораньше... — Такси или маршрутку? Какой у вас номер рейса? Где живёте? Какой номер? Телефон в номере есть? Тогда давайте сотовый... В 5:40 подойдёт зелёный фольксваген. И не волнуйтесь — диспетчер вас разбудит заранее! Мы не первый год работаем. В 4:45 диспетчер нас разбудила. Ровно в 5:40 подошёл микроавтобус, водитель сам погрузил вещи. Потом мы поехали по адресам собирать остальных попутчиков. Никого не пришлось ждать, все выходили к назначенному времени, никаких задержек! Такой чёткой работы и такого сервиса я давно не встречал. И последнее. -------------------------------------------------------- «Островитяне. Норильчане всегда были ими. Островитяне Заполярья. Что уж тут поделать, если в края сии „только самолётом можно долететь“... Островная психология, подогретая социалистическими призывами и задачами Партии, стала неизбежным атрибутом повседневной жизни северян. Эта пресловутая „северная психология“ была объектом восхищения и насмешек, хвастовства и ностальгии, источником казусов и слухов, легенд и баек про некую особенность норильчан. О ней рассказывали детям и внукам. О том, как люди занимали деньги в московских аэропортах и вокзалах по первой просьбе страдальцев-земляков, до последней копейки потратившихся в длинных отпусках. Как забывали об этом факте, а потом, нежданно-негаданно, раздавался звонок в дверь и происходил возврат „отпускного долга“. О привычке заваливаться в гости настолько поздно, что уже и времени на сон у хозяев не оставалось... О скорости уличного разговора, якобы рождённой жуткими морозами, не позволяющими на промёрзших городских улицах раглагольствовать „за жизнь“ часами. О многочисленных землячествах норильчан, организованных в разных городах России и зарубежья, о том, что большинство уехавших „на материк“ так и не нашли своего счастья в новых для них землях» Вадим Денисов, «Остров. Таймырский транзит» Нас убивает Москва Самый сложный участок маршрута — это день в Москве, в ожидании вечернего поезда до Петрозаводска. Улетая из Алыкеля во время снега с дождём при +2, через четыре с половиной часа очутиться в жарком, душном городе с жуткой энергетикой, алчными милиционерами, московско-таджикской речью на улицах при +31 в тени — это страшное дело, скажу я вам... Сразу захотелось обратно в Норильск. Но судьба и здесь от нас не отвернулась! Нагруженные рюкзаками и остальным снаряжением, пережив поездку в метро, мы с трудом ввалились в двери Ленинградского вокзала. Увидав на мониторе ствол, безопасность сразу вызвала милицию. Красивая девушка в форме отвела нас на пост и попросила показать разрешение и паспорт. — Пожалуйста. Смотреть ствол будете? — Надо бы... — Ну, тогда давайте ножик — на чехле стоит пломба САБа. (клипса моего ножа нагло светилась на кармане, но тут дело принципа!) Девушка улыбнулась. — Что-то вы не по погоде одеты... — Так мы только с Таймыра прилетели, там снег с дождём... — Правда?!!! А откуда?! — Из Норильска. — Ой, а я из Кайеркана! Ну, и что там нового?! — Гм... Да мы сами не местные, возвращаемся в Карелию... Всё. Ружьё было напрочь забыто, пошли расспросы, вопросы, воспоминания... — А на Ламе были? — Да нет, мы до Глубокого ходили. — А я до сих пор помню, как мы на Ламу ездили на катере, жили в избушке... — Сейчас вода большая, на Ламу слишком много людей ездит. Нам хотелось на безлюдье. — Ну, и как вам наши люди? Рассказали про встречу на Муксунке. — Во-от, (с искренней гордостью) у нас все там такие! (и очень грустно) Я года три как оттуда уехала, как же не хотелось уезжать... А здесь люди такие мелочные... Прямо не передать словами, как нас порадовала эта встреча — словно повстречали родного человека. Когда мы после прогулки с ружьём по Москве и обеда в ресторане Колбасофф вернулись на Ленинградский вокзал, оператор на просветке опять сделал стойку. Но подошедший охранник нас узнал: — Вы же уже проходили! (И оператору) Они уже были, Женя их проверяла, всё в порядке!
  19. Двое против ветра, и брызги в лицо 4 августа. Ясно, ветер свежий, баллов 5. Устье Муксунки отделено от Глубокого мысом, и волна в заливчике небольшая, до полуметра. Но что будет в озере? И самое главное — ветер имеет всё то же направление, как и всегда — в морду. Однако идти надо. В 13 часов таймырского времени отправляемся в обратный путь. Решаем идти сразу до „Yellow Submarine“. В озере встречная волна, балла 3 - 4, но хуже всего ветер — брызги от волн, и мы мокрые по уши. А погодка-то не жаркая... Идём как можно ближе к берегу, там потише. Фотографировать некогда, только в заливчике снят небольшой ролик. Наконец, примерно в 23:30 по таймырскому времени мы подошли к заветному домику. Руки от вёсел приходится освобождать чуть ли не зубами, пальцы не разжать. Заходим в дом и пытаемся разжечь печку, она жутко дымит, но в конце концов разгорается. Приступить к разгрузке байдарки мы не можем, ещё примерно полчаса колотит жуткий озноб, руки трясутся над печкой, от одежды валит пар. Итого за день мы прошли в шторм против ветра и волны 30,5 км, 9 часов непрерывной гребли со средней скоростью 3,3 км/час. На другой день отсыпаемся. От вчерашнего шторма никаких следов — тихо, мокро, безветренно. Решаем сделать короткий переход до избушки „5 звёзд“ и отдохнуть там, это уже почти выход из Глубокого. На ужин снова поймали трёх гольцов, но т.к. подсолнечное масло закончилось, запекаем их в фольге на печи, по 15 минут с каждого бока. Получилось просто отменно — голец в собственном соку. Вечером начался дождь, ветра нет, всё вокруг беспросветно затянуто. Но под утро поднялся ветер и дождь постепенно утих. Про направление ветра говорить, думаю, смысла нет — привычный вмордувинг. На Мелком свежий ветерок, небольшая волна. За 5,5 часов прошли 32 км, на реке Глубокой разгонялись иногда до 14 км/час. На острове Колхозник обнаружили избу, забили в навигаторы как „Дворец колхозника“. Дорожка, присыпанная галькой, оборудованный родник, на двери в комнату висит табличка „Начальник отдела по работе с персоналом“. Чайник, сваренный из нержавейки, имеет весьма солидный вес даже пустой, без воды. В углу сложено постельное бельё! В общем — дворец! Прощальный взгляд на Сундук, и вперёд, на базу МЧС. По Талой прошли быстро, несмотря на сильный встречный (а какой же ещё!) ветер, на перекатах разгонялись до 19,7 км/час. Вышли в Затон, слева обнаружилась избушка, первая, где было весьма намусорено — бесхозная, да и город недалеко, километров 20. Но кто умудрился припереть в неё чугунную ванну?! И вот тут начались странности... точнее нет, странности начались ещё на базе МЧС. С собой был взят авторегистратор KAPKAM, всё же ролики он пишет лучше, чем мой Pentax. И вот внезапно, исправно отработав все предыдущие дни, он отказался писать на карту, утверждая, что она заблокирована. Не помогало ничего. Потом то же самое стал заявлять и мой неубиваемый Pentax, но того удалось убедить, что это не так. И тут на сцену выступил Garmin Oregon-450 — при включении он стал выдавать предупреждение, что не поддерживает интерфейс подключенного к нему устройства. Разумеется, ничего к нему подключено не было. Но он, по крайней мере, работал и на высоту полёта это предупреждение не влияло. Перед сном я вышел из избушки подышать свежим воздухом. Небо чистое, довольно светло, сильный ветер. Внезапно прямо над головой, по ощущениям — очень низко, что-то невидимое пронеслось с огромной скоростью в сторону Затона со звуком, напоминающим вибрирующий звук пролетающего бумеранга. Никакого механического гула, только звук разрезаемого воздуха. Причем очень громко, но небо было абсолютно пустым. Легли спать, внезапно в голове резко ослабло давление, как будто лопнула мембрана, и мы уже вдвоём услышали над избушкой тот же самый звук, перекрывший свист ветра, что-то так же с огромной скоростью пронеслось опять в сторону Затона. Прилетало всё это дело примерно со стороны заброшенной воинской части неподалёку... ------------------------------- Окончание следует.
  20. «Тень облака летящего над тундрой. Тень птицы пролетающей над тундрой. И тень оленя, что бежит по тундре. И рядом с ними собственную тень» Александр Городницкий, «Тени тундры» А вчера на вечер была тушёнка из оленины. А сегодня на берегу рядом с избушкой свежий след оленя. Это был дух того, вчерашнего? Хорошо, что нет тушёнки из медвежатины... Сегодня у нас банный день. Побросав блесну и выловив трёх гольцов на обед, он же ужин, затопили баню. Моросит мелкий дождь, очень сыро, поэтому воду придётся греть не на костре, а на печи. А это часа четыре, за это время успеваем пожарить гольцов. Опять летала вчерашняя „вертушка“, на этот раз в другую сторону, в горы. Не иначе, мужики в белых штанах снимали вторую серию... На обратном пути снова, как и вчера, низко прошла прямо над нами. Может быть мы уже вошли в сюжет? Завтра в обратный путь.
  21. Пройдя примерно 5 км мы вышли к водопаду. Пока мы ползали по скалам, фотографируя водопад, из-за деревьев вынырнул небольшой вертолёт, сделал круг над водопадом и сел в тундре чуть ниже по течению. Вскоре на противоположном берегу показались три мужика в белых штанах (!), с кинокамерами на плечах, и начали спускаться к воде. Вот так... тут две недели против течения и ветра, а кто-то днём сел в Норильске в вертолёт и через час-два уже на водопаде... в белых штанах. «Не понять им, живущим в квартирах»... Обратно по Муксунке прошли быстро, кое-где скорость достигала 14,2 км/час.
  22. Идём по сопкам вдоль Муксунки. Вокруг тундра, лесотундра, узкая полоса более-менее плотной тайги видна ближе к горам. Ветер, который задувает на озере, здесь почти не чувствуется. Изредка попадаются подосиновики, подберёзовики — в итоге тушёнка вечером будет заменена грибным супчиком, да погуще. «Из под снега нарою морошек, отогрею и высосу сок» © Запись в журнале: «2 августа. Сегодня собираемся пройти вверх по Муксунке до Дынкенгды, попытаемся пройти к водопаду. С собой берём только документы и съестное. Очень холодно, ночью замёрзли. Днём термометр в часах показывает всего 10,4 градуса» На Муксунке течение небольшое, только встречный ветер. Дынкенгда, приток реки Муксун, течёт с гор и впадает в неё целым веером рукавов. Мы знаем, что километров пять выше по течению Дынкенгды есть водопад, и к нему идёт тропа. Но как её найти? Идём вдоль берега, ищем следы высадки людей. Ни перед Дынкенгдой, ни после мы ничего не находим. Впереди к острову приткнулся водомёт, один из двух, прошедших мимо нас вчера. Подходим к нему, я поднимаюсь на обрыв и иду на голоса. За столом сидит компания и обедает. — Добрый день! Приятного аппетита! — А мы и не слышали, как вы подошли... — Да мы на байдарке... — Так садитесь за стол! — Спасибо, ребята, но... мы хотим к водопаду на Дынкенгде попасть. Вы не подскажите, где тут тропа к нему? — Конечно! Эх, отсюда её не видно... Вон те лиственницы, но вы не найдёте. Знаете что? Грузите свою байдарку на катер, мы отвезём! — Ох, это слишком сложно — её сдувать-надувать, а целиком её никак, она у нас шесть метров длиной. — Ну, тогда выходите за остров, на фарватер, мы сейчас! Проведём вас. Выходим на фарватер. Володя и Виталий (мы познакомились) заводят свой катер и медленно идут впереди, показывая дорогу. Наконец, когда глубина уже стала стремиться к нолю, они приткнулись к островку, мы рядом. Посидели у них на катере, приняли по стопочке, отогрелись. — Вон на том высоком берегу, за ручьём, начинается тропа. Там сначала болото будет, метров 500, потом вы её увидите. Водопад издалека слышно, не заблудитесь. Главное, идите всё время по направлению к тому распадку. А то тут один деятель завёл группу... Знаете что?! Возвращайтесь потом к нам! У нас и избушка тёплая, и поедите. Мы завтра уедем, а вы оставайтесь! — Спасибо, но у нас там в избушке вещи остались... — Да здесь хоть на берегу вещи сложи — никто не возьмёт! У нас такого нет! А мы завтра вас подкинем к вашей избушке! — Спасибо... но мы сегодня баньку хотели... Тепло прощаемся и обмениваемся телефонами. Поразительно — мужики бросили обед, остальную компанию, завели свой немаленький катер, чтобы показать двум гостям Таймыра тропу к водопаду! — А тут недавно фильм снимали, на Дынкенгде — «Территория». Вроде там Пореченков играет... На вертолётах им туда снаряжение и еду возили. ------------------------------------------------ Продолжение следует.
  23. К утру ветер подтих. Вода у берега совсем мутная, и рыбалка не приносит никакого результата. Конфигурация берега за ночь несколько изменилась — прибоем намыло косы, там где мы вчера причалили — теперь узкий заливчик, отделённый от озера тоненькой песчаной косой. Решаем пройти берегом Муксунки, оценить обстановку. Идём по берегу, среди плавника замечаем что-то красное. Флакон красного Gardex`а, и даже не пустой! Убойное средство против мошки и комаров. Сразу вспоминается поиск артефактов в «Heroes of Might & Magic» — какой там артефакт увеличивал атаку и защиту героя? Из узкой протоки вылетает утка, вскидываю ружьё, но замечаю юркнувших в траву утят... Увы, но на вечер опять будет тушёнка. Это закон подлости — уток с выводками бить не будешь, а селезни пролетают в пределах видимости только тогда, когда ружьё остаётся в избушке. А уж если ты гребёшь, да ещё в свежую погоду — тут над тобой сразу летают целые табуны селезней, жирные гуси, летят неторопливо и чуть ли не гадят тебе на голову. Когда мы на обратном пути выходили из озера Глубокого в реку Глубокую, штук 7 уток выстроились в ряд на воде метрах в десяти от нас и с интересом наблюдали, как мы прём поперёк течения к подветренному, как нам казалось, берегу. На берегу тихого и красивого заливчика, куда впадал небольшой горный ручей, стоит аккуратная изба. Внутри чисто и полный порядок, на берегу вокруг никакого мусора, туалет и ещё какая-то постройка на берегу. Баня... а мы уже две недели в пути... но раз просят не трогать — не будем. Впрочем, Таймыр опять сжалился над нами, и мы нашли баню на обратном пути метрах в 100 от „нашей“ избушки, за пригорком. Хочу ещё сказать пару слов о встреченных нами избушках. Сколько мы ни разговаривали с встреченными нами людьми, все они называли эти строения просто „избушки“ — летняя избушка, зимняя избушка. В отличии от Тунгуски, где такие постройки называли „зимовьё“. Как и везде по Сибири, в общем. Но там они в основном рубленные, а на Таймыре с лесом не так хорошо. Из хвойных — сосны вообще нет, немного ели, а в основном лиственница. И второе — практически возле всех избушек, где мы останавливались, были построены туалеты. Даже если эта изба производит впечатление заброшенной. Вот не помню я туалетов возле зимовьёв на Тунгуске... может, возле базовых промысловых избушек они и есть, не знаю. Прямо на голову пикирует чайка, и не успокаивается, пока мы не уходим от избушки. Перебираемся через небольшой приток Муксунки и по его берегу возвращаемся к реке. Довольно часто встречаются курумник. --------------------------------------- Продолжение следует.
  24. Останавливаемся почти в устье реки Муксун, в избе, перед которой сделан ещё и навес — и это очень кстати. «Берег скелетов» К вечеру ветер стих, на ужин поймали пару гольцов. А ночью ударил шторм. ---------------------------------------------------------- Продолжение следует.
×
×
  • Создать...